Дочка вчера вечером девушку привела, с ребёнком. На мосту бедолагу подобрала. От её рассказа волосы на голове дыбом встали...

Дочка вчера вечером девушку привела, с ребёнком. На мосту бедолагу подобрала. Полночи её валерьянкой успокаивали. От её рассказа волосы на голове дыбом встали. Не понимаю, где таких нелюдей выращивают? Люся родом из маленького городка. Ей, как сироте, государство выделило квартиру. На свою беду познакомилась Люся с Никитой.

Никита служил в военной части, неподалёку от Люсиного дома. Харизматичный молодой человек сразу покорил сердце провинциалки. И домой, в Москву, он вернулся не один, а с ней. Мама Никиты, Елена Григорьевна, не обрадовалась находке сына. Она прочила сыну в жёны дочку коллеги: девушку из хорошей семьи, учащуюся в институте. Люся забеременела, Никита сразу потащил невесту в загс. Но пожениться им не дала Елена Григорьевна. Пригрозила обоих выставить из дома, если они распишутся.

Так и жила Люся — в доме матери Никиты на правах служанки. Узнав о наличии квартиры у избранницы сына, Елена Григорьевна быстренько задурила Люсе голову: — Продать квартиру надо. Я добавлю, тут купите. Люся, развесив уши, поехала домой, заниматься продажей своего жилья. Елена Григорьевна не обманула девушку — она добавила деньги и молодая семья купила квартиру по соседству с свекровью. Оформлена купленная квартира была на Елену Григорьевну, и к молодым она ходила, как к себе домой. Хотя, почему «как»: по факту, она приходила в свой дом.

Любовь прошла, завяли помидоры: Никита стал возвращаться с учёбы всё позже и позже, работать он не хотел. И Люсе приходилось выпрашивать у свекрови деньги на содержание ребёнка. Сын Люси заболел и их положили в больницу. Выписывалась Люся одна — телефон Никиты был недоступен. Приехав домой, она увидела кошмарную картину: её любимый был не один, а с той самой дочкой коллеги Люсиной свекрови. На Люсины крики прибежала Елена Григорьевна. Она отвесила Люсе оплеуху, не смотря на внука на руках Люси, и сказала: — Что орёшь? Гуляет мальчик, ничего страшного. Или ты думала, что он вечно будет у твоей юбки сидеть? Сходи, налей гостье чай. Быстро!

У Люси пропал дар речи: чай для бессовестной любовницы? Она продолжила кричать, выгоняя девицу, на что удостоилась ещё одной оплеухи от Никитиной мамы: — Не ори, не дома! Ты тут кто такая? Тебя подобрали, спасибо скажи, а она орёт, неблагодарная. Или ты сейчас делаешь чай Катюше, или выметайся вон из моего дома! Люся попыталась что-то промямлить о том, что она тоже вкладывалась в покупку квартиры, но была перебита Еленой Григорьевной: — Да? А чем докажешь? Хамка, тебя кормят поят, а ты вот как заговорила. Убирайся!

Никита молча смотрел на происходящее. Люсе не дали даже собрать вещи — в чём они с сыном были, так их и выгнали. Люся пошла куда глаза глядят, целый вечер бродила по городу, пока не встала посреди моста, вдумчиво глядя в воду. Там её и увидела дочка, ехавшая с работы. Она чуть ли не силком посадила в машину плачущую Люсю и голодного ребёнка. Я в шоке от того, как так можно было поступить с бедной девочкой...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...