Детский дом архимандрита Лонгина

«Однажды я отпевал молодую женщину,— вспоминает отец Лонгин.— Была зима. Смотрю, после отпевания на могиле остались четверо мальчишек. Все ушли, а они стоят совсем замерзшие, в резиновых сапожках на босу ногу и не идут никуда. На улице мороз градусов 20. А самый маленький из них был еще крошечка.

Я спрашиваю: «Что вы не идете домой?» А они мне говорят: «Мы без мамы не пойдем. Нам идти некуда». Отец-то от них ушел, а мама вот умерла. «Ваша мама теперь на небесах,— говорю.— Пойдете ко мне жить?». Кивают. Ну, я и привез их в монастырь.

У 48-летнего архимандрита Лонгина (вмиру Михаил Жар) 332 ребенка. Многие из них ВИЧ-инфицированы, больны гепатитом С и ДЦП. Отец Лонгин забирает из детских домов и интернатов самых безнадежных, с тяжелейшими диагнозами детей. Даже если ему не удается спасти их от смерти, он, насколько может, продлевает им жизнь в заботе и любви.

Своим детишкам батюшка отстроил великолепный приют — настоящий детский пряничный городок с цветами и сказочными фигурками. У мальчиков, у девочек и у ВИЧ-инфицированных детишек – отдельные разноцветные корпуса. Мраморные лестницы оборудованы подъемниками для тех ребят, кому трудно самостоятельно передвигаться.

Здесь очень уютно и пахнет по-домашнему. В комнатах красивая мебель, ковры, множество игрушек. Везде – аквариумы с рыбками и цветы. За воспитанниками ухаживают 104 человека, из которых 65 – монахини, остальные – оплачиваемые сотрудники: медсестры, повара, воспитатели. Дети (кому позволяет здоровье) свободно бегают по корпусам, играют в шумные игры. Они часто подбирают на улице котят или щенков и приносят их в дом. Им не запрещают выхаживать животных, их добрые побуждения только приветствуются.

Для своих деток батюшка также построил бассейн, сауну, теплицу, стадион со специальным покрытием.

Для всех своих детей архимандрит Лонгин просто папа, который окружил их заботой и любовью. Он и в футбол с ними играет, и варит для них по утрам суп, несмотря на безумную занятость. Когда он появляется в детском городке, ребята бегут к нему со всех ног: «Папа, папочка пришел!» Будучи не в силах дотянуться до каждого, чтобы обнять и поцеловать, батюшка ложится на пол, а малыши наваливаются на него сверху с визгами и хохотом: «И меня поцелуй, папочка! И меня!»

Первых малышей 27-летний батюшка забрал к себе еще в 90-е. Молодой священник, отец троих детей Михаил Жар привез как-то в детский дом молоко. Условия, в которых находились дети, настолько потрясли его, что он сразу забрал с собой двух малышей. Так и пошло. Официально отец Михаил усыновлял детей до тех пор, пока не переполнилось место в паспорте. Остальных он уже брал под опеку.

В 1996 году отец Михаил принял постриг, стал иноком Лонгином, но это вовсе не означало, что батюшка оставил своих детей. Они переехали вместе с ним на новое место. По благословению он начал строить обитель, с первыми четырьмя монахами обживать пустырь. Когда началось строительство монастыря, помощников собралось много: работали на стройке, везли кирпич, бревна, продукты и деньги…

— Однажды отпевал я молодую женщину, — вспоминает архимандрит. — Была зима. Смотрю, после отпевания на могиле остались четверо мальчишек. Все ушли, а они стоят совсем замерзшие, в резиновых сапожках на босу ногу и не идут никуда. На улице мороз градусов 20. А самый маленький из них был еще крошечка. Я спрашиваю: «Что вы не идете домой?» А они мне говорят: «Мы без мамы не пойдем. Нам идти некуда». Отец-то от них ушел, а мама вот умерла. «Ваша мама теперь на небесах, — говорю. — Пойдете ко мне жить?». Кивают. Ну, я и привез их в монастырь.

…В 2002 году в доме малютки отец Михаил увидел двухмесячную Ларису. От нее отказалась мать, потому что дочь была ВИЧ-инфицирована. Воспитатели держали ее запертой в отдельной комнате. Девочку вообще не брали на руки, а к кроватке подходили в маске и перчатках. Врачи предупредили батюшку, что СПИДом могут заразиться все члены его семьи. Было страшно, но еще больше было жаль обреченного младенца. За одну ночь монахи провели воду в отдельную комнату, поставили в ней самую красивую кроватку. Потом отец Лонгин отправился в женский монастырь и сказал монахиням: «Я взял девочку с ВИЧ. Кто желает ухаживать за ней, понимая, что и сам может заразиться неизлечимой болезнью?» Вызвались сразу несколько человек. Девочку окрестили Филафтеей, она почти не ходила, потому что ее все время носили на руках. Потом Филафтея немного окрепла, она приходила в церковь и, когда иноки пели, стояла...

 

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...